Gangrel
Алтарь поиска
Библиотека
Галерея
Архитектура
Исторические факты
1-2
Отступники Носферату (Nosferatu Antitribu)
Большинство историков Каинитов полагают, что отступники Носферату присоединилось к Шабашу не из-за ненависти к своим старейшинам, а из-за какой-то зловещей тайны, которую скрывает клан. И в самом деле, у отступников Носферату довольно цивилизованные отношения с их соклановцами из Камарильи, но эта видимая сплоченность может означать лишь то, что они вынуждены объединятся против какой-то другой силы, которая является угрозой для их клана. Разумеется, когда Носферату и их отступников спрашивают об этом, они всегда молчат, что еще больше убеждает вампиров в том, что у них есть для этого причины.

Как и Носферату Камарильи, отступники Носферату уродливы, они прокляты всю свою нежизнь скрываться от смертных, или, если принимать во внимание тенденции Шабаша, мучить их. Твари устраивают свои убежища в канализациях под городами, и собираются там в выводки, которые напугают любого, кто осмелится спуститься вниз, чтобы встретится с ними. Некоторые из отступников Носферату даже не срывают свою чудовищную внешность, вызывая омерзение у Каинитов и смертных. В этом смысле Шабаш сильно повлиял на отступников Носферату: они отвергают все человеческое и принимают свое проклятие со стоической решимостью.

По иронии судьбы, возможно из-за своих уродств, отступники Носферату возможно являются одними из самых (если не самыми) человечных членов Шабаша. Твари переступили через жажду показной жестокости и держат в узде свою чудовищность. Они не купаются в крови и не режут смертных ножами просто так, каждое действие отступника Носферату четко рассчитано, независимо от того, чего при помощи него хотят добиться — уважения, страха или понимания. Многие молодые члены Шабаша считают отступников Носферату мягкосердечными до тех пор, пока не спустятся в их канализации и не увидят истинную злобу темных душ Тварей.

Как и прочие Носферату, Твари Шабаша являются торговцами информацией. Они создают широкие информационные сети, обмениваются секретами и не позволяют другим копаться в своем грязном белье. Многие члены Шабаша обращаются к отступникам Носферату, когда им требуется различная информация (однако отступники не сильно увлекается всяческим оккультизмом), как например кто с кем собирается биться на дуэли за вакантное место или кто из странствующих храмовников является Инквизитором. «Твари знают все», говорят в Шабаше, и отступники Носферату не опровергают это высказывание, прячась в темноте и общаясь со своими животными-шпионами.

Как ни одно другой клан, отступники Носферату боятся своего Патриарха (в то время как другие кланы могут сказать, что они просто призирают своего прародителя). Твари говорят, что страх — наиболее подходящая эмоция, когда дело касается Древних, и только у Носферату антитрибу хватает ума чтобы понять это. В страшных легендах клана рассказывается, что Патриарх, наказанный Каином и испытывающий отвращение к своим детям, решил избавить свой клан от проклятья, послав своих старших детей убить остальных. Если это правда, всем вампирам должно немного страшно, потому что если такие охотники существуют, они действительно ужасны.


Отступники Равнос (Ravnos Antitribu)

В Шабаше говорят, что лучше заключить сделку с Дьяволом, чем иметь дело с отступником Равнос. Хотя, оба выбора весьма сомнительны.

В те давно забытые ночи, немногим позже принятия Соглашения Шипов, группа Равносов откололась от своих цыганских корней после встречи с Шабашом. Но не масштабная идеология, которая поддерживала Шабаш, привлекла отделившихся от основного клана Равносов, они почувствовали сильное притяжение к тому образу ночной жизни, которую вели эти вампиры. Их не сильно привлекали Индийские пути просветления, равно как и подчинение своей природы хищника. Шабаш был вампирским по самой своей сути, и это открывало перед теми юными перебежчиками, кто стал первыми отступниками Равнос, огромный спектр возможностей для хитростей, лжи и страсти к путешествиям.

С того времени Равносы Шабаша не особенно сроднились с этой сектой, служа общим интересам, только когда это было им удобно, и, в остальных случаях, просто пользуясь преимуществами постоянной смены обстановки во время путешествий. Многих удивляет, почему же они вообще решили служить секте, но как только добытая Бродягами информация помогает выбраться из оцепления, или когда предприимчивый отступник Равнос добивается влияния среди потомков некоего Князя, все эти страхи исчезают. Похоже на то, что эти отступники отвернулись от своего клана, чтобы избавиться от невыносимого влияния своих старейшин. И в этом вся суть Шабаша.

Бродяжнический образ жизни большинства стай Шабаша подходит отступникам Равнос как нельзя лучше. Идея постоянного убежища ненавистна почти всем Бродягам, которых вполне устраивает во благо своей стаи найти, когда это нужно, временную базу для разведки вражеской территории, зная, что в любой момент они смогут собрать манатки и двинуться в любое место, куда понадобится стае. Такие странствования являются их обычным образом жизни в нынешние ночи, хотя многие и подозревают, что данное поведение имеет гораздо более глубокие корни, возможно, происходя из расовых и культурных установок человеческих прародителей отступников Равнос, и их постоянного бегства от гонений на протяжении веков. Равносы Шабаша значительно реже скучают или костенеют в чём-либо, по сравнению с их независимыми сородичами, равно, как и реже следуют сложным философским системам.

В то время, как обычный Равнос своим щегольским обаянием всегда сумеет привлечь на свою сторону одного или двух попутчиков, отступники не имеют практически ни одного смертного союзника, на которых они могли бы хоть как-то положиться. Они чаще исповедуют принцип «поматросил и бросил». Иными словами, они используют навыки лести, равно как и свой пол, просто для получения удовольствия и сбора информации.

Несмотря на принадлежность к Шабашу, отступники Равнос придерживаются древнего кодекса поведения со своими соратниками. Этот кодекс может показаться слишком трудным для тех, кто не входит в их клан, ведь, он состоит в следующем: слово Равноса для его стаи является законом. Конечно, в словесных соглашениях они следуют общему правилу Равносов «я слово дал, я его и обратно взял», но Бродяги пошли чуть дальше. Если член Шабаша желает заключить письменное соглашение, оно подписывается кровью, когда перо погружается в рану на руке самого Равноса. Эта кровавая связь крепче, чем ритуалы братания в Шабаше, и она может быть разрушена только в случае Окончательной Смерти. Нарушение этого кодекса влечёт полную потерю почтения и уважения для нарушителя среди других Равносов, и, в конечном итоге, среди всей секты. Мало кто из Равносов спокойно заключит подобное соглашение с шабашитом вне своего клана, и многие Бродяги резко негодуют, если им предлагают это.


Отступники Салюбри (Salubri Antitribu)
О стремительном приближении Геенны свидетельствует множество странных событий последних ночей, среди которых не последнее место занимает вступление Салюбри в Шабаш. В массе своей Салюбри известны как похитители душ и дьяблеристы, но отступники клана отказались от практически непостижимых практик своей линий крови. Гнев, подпитываемый веками преследований, переродился у отступников Салюбри во всепоглощающую ненависть к Камарилье и подтолкнул их к объединению с Шабашем ради победы над вражеской сектой.

Отступники Салюбри стали частью Шабаша совсем недавно, но за это короткое время они сумели заработать себе репутацию яростных противников Камарильи, которую они обвиняют в убийстве некоего могущественного вампира из их рода, чье имя с тех пор было забыто. Они не питают особой любви к мировоззрению Шабаша, присоединившись к нему скорее из военной необходимости, а не из желания вписаться в грандиозный замысел. Но Шабаш принимает всех солдат, которые согласны присоединиться к нему, а отступники Салюбри знают, как сильно Шабаш презирает Камарилью.

Отступники Салюбри открыто похваляются своими успехами, заявляя, что они уничтожили группу чародеев, которые некогда способствовали гибели героя их рода (название «отступники Салюбри» в некотором роде некорректно, так как у Салюбри нет прародителя Третьего Поколения, но это скорее вопрос семантики и — если дело касается Фурий — внешней эффектности). Они говорят, что объявили войну Камарилье, которая якобы преследовала их на протяжении тысячи лет. Подстегиваемые местью, отступники Салюбри почти не уделяют внимания слухам о Голконде, распространяемым трусами из линии крови, от которой они откололись. Существует предположение, согласно которому Салюбри, не принадлежащий к Шабашу, при Становлении отпрыска отдает ему всего себя, принося эту жертву ради того, чтобы новоявленный вампир мог пользоваться всеми возможными преимуществами. Но для отступников Салюбри понятие «жертвенного агнца» не имеет особого значения, так как они полагают, что слабый должен пасть в битве, а сильный — продолжить Джихад клана.

Отступники Салюбри стали для Шабаша этакими недисциплинированными воинами, в любой момент готовыми отвлечься на решение собственных проблем. Остальная часть Шабаша считает их своеобразной аномалией, полезными союзниками во время войны и до ужаса надоедливыми проповедниками — в мирное время. Отступников Салюбри такое отношение вполне устраивает, ведь не-жизнь — это сплошные мучения, облегчить которые может лишь доблесная смерть или победа в бою.


Отступники Тореадор (Toreador Antitribu)

Отступники Тореадор способствовали созданию Шабаша и большинство Сородичей вышло из Соглашения Шипов по распоряжению анархов Тореадор, которые позже возглавили секту. С организационной помощью Ласомбра, Цимисхи и нескольких Отступников Вентру, Тореадор прежде всего создали структуру секты, также систематизировав многие из верований Шабаша. Несомненно, в ранние, анархичные ночи секта могла распасться, «если бы не упрямое и неверное руководство наших уважаемый артистов».

В современные ночи, интересы Отступников Тореадор схожи с интересами их Камарильских собратьев, только в их понимание эстетики добавилась: боль, дикость, жестокость и безнравственность. Чем роза, сонет или потрет прекраснее мастерского сдирания кожи, интересуются Отступники Тореадор? Что есть красота, если не субъективное мнение?

Своими способностями к мучениям Извращенцы могут соперничать даже с Цимисхами по болезненности и длительности пыток. Молодые члены клана начинают с человеческих созданий, тогда как их Старейшины уже давно перешли на других субъектов. Одни из наиболее опытных членов даже выставляли свои творения в салонах Камарильи и Элизиумах, где они снискали немало поддержки Каинитов к ужасу вампиров, чей оплот был осквернен. В 1980 г. анонимный мастер продемонстрировал «Подчинение женщины руками мужчины» — наряд, созданный из сырого мяса. Выставка посетила несколько национальных галерей, принадлежащих Камарилье, и являлась наиболее посещаемым мероприятием во всех городах. Никто даже не поинтересовался, чье это было мясо или как была создала эта экспозиция.

Ещё одну возможность для Тореадор предоставляют татуировки, скарификация и пирсинг тела — о чем знают только некоторые члены в Шабаше (и никто извне). Художники создали собственный язык символов и кодов, который они используют для передачи информации друг другу ради собственной выгоды и выгоды стаи. Определенная сетка келоидов или камушек в серьге в носу может предоставить жизненно-важную информацию для членов стаи, которые могут прочесть скрытое послание. Татуировки и пирсинг заживают и выпадают из тела вампира, если только они не были сделаны до Становления: поэтому Отступники Тореадор могут отсылать новые сообщения каждую ночь, наслаждаясь изысканной болью, каждый раз, когда они делают их. 

Из всех кланов Шабаша Отступники Тореадор наиболее часто общаются со смертными. Они вхожи в наиболее эффектные круги смертных, находя покупателей в искусстве и обществе, кормясь, как им захочется, от богатых и праздных. Как и Тореадоры Камарильи, Тореадоры Шабаша — смертоносные социальные бабочки, таинственно парящие в смертных кругах. Немногие их подхалимы и поклонники знают, что за каждым побуждением, намеком и выражением скрывается ужас Шабаша.


Отступники Тремер (Tremere Antitribu)
Отступники Тремер возникли из небольшой группы Тремеров, сумевшей разорвать клановые Узы Крови и, освободившись, примкнуть к Шабашу в 1700-х. В это время революция будоражила колонии Америки, и вампиры Нового Света были в гуще событий. В это время власть Камарильи таяла, и беглые Тремеры считали, что она не устоит перед Шабашем. Пытаясь обезопасить себя, эти предатели Тремеров перешли на сторону Меча Каина, открыв ему секреты клана и знания Тауматургии.

Тремеры Камарильи предприняли множество попыток истребить предателей, но многие из них нашли пристанище в Шабаше, несмотря на противодействие Цимисхов. Тогда Колдуны наложили проклятие на отступников своего клана, которое позволяет им быстро распознать предателей. Проклятье проявляется в виде особого символа, возникающего на лбу отступника Тремер, и только Колдуны Камарильи могут увидеть его.

Отступники Тремер – самый малочисленный клан Шабаша. Так как основная ветвь клана из Камарильи – злейшие враги Шабаша, отступникам этого клана нужно очень постараться, чтобы доказать свою полезность. Лидеры секты признают полезность чародеев на своей стороне. Отступники Тремер получили статус, недоступный любому другому клану Шабаша. Они пользуются уважением и расположением, но им пришлось смириться с тем, что они не смогут добиться большей власти в секте.

Чароплёты осознают предвзятое отношение к себе и принимают его как должное. Тем не менее, они ни в чем не уступает другим членам секты. Отстранённые от руководящих должностей, они зачастую предпочитают быть серыми кардиналами, как и их братья из Камарильи. Отступники ненавидят основную часть клана и часто используют других шабашитов в борьбе против презираемых братьев и сестер.

Их познания в Тауматургии не менее глубоки, чем у Тремеров, и, хоть большая часть их магии уникальна, выбор Путей у них не так велик, как у основной ветви клана. Зато отступники охотно делятся своими магическими знаниями друг с другом ради блага клана и секты в целом, но не забывают при этом о собственной выгоде. Пойманного отступниками Колдуна, даже несмотря на ненависть к пленнику, могут отпустить в обмен на секреты Тауматургических искусств.

Тремер Шабаша часто служат доверенными лицами и советниками лидеров секты, так как клан обладает определенными знаниями о своей родне из Камарильи. В большинстве осад Чароплётов используют в противостоянии Колдунам Камарильи.

Отступники Тремеров никогда не странствуют. Все члены этого клана остаются в ковенах. Их нежизни наполнены магическими экспериментами, оставляющими мало времени для веселья и распутства.


Пандеры (Panders)
Хотя их нельзя назвать кланом в строгом смысле слова (так как у них нет прародителя Третьего Поколения), Пандеры составляют значительную часть вольного сообщества Шабаша, сумев занять достаточно почетное место вопреки весьма сомнительной родословной. Как и у Каитиффов — которыми они, по всем признакам, и являются, — у Пандеров нет официально признаваемого происхождения. Любой вампир, присоединяющийся к Шабашу и не знающий, к какому клану он относится, становится Пандером, точно так же, как и те, кто принял Становление от признанных Пандеров. В эту группу сходят самые разные Каиниты, большая часть которых молода и непроверенна в деле. Но все же стоит отметить, что Пандеры — истинные члены Шабаша, а не просто отстойник для отвергнутых и не оправдавших надежд членов других кланов.

Пандеры поднялись после последней гражданской воны Шабаша в конце 1950-х годов. Лишенный клана вампир по имени Джозеф Пандер объединил таких же безродных членов Шабаша под своим знаменем и повел их против фракции Умеренных по приказу кое-кого из Ласомбра и Цимисхов. Находясь под впечатлением от его поступка, старейшины Шабаша наградили верных секте Пандеров формальным признанием, что немедленно вызвало сильнейшее недовольство у «законнорожденных» кланов. Но в конце концов Пандеры одержали верх, снова и снова зарабатывая себе признание кровью и дипломатией. Джозеф Пандер дожил до нынешних ночей, но среди Бродяг стремительно распространяются слухи о попытках покушения, за которыми якобы стоят недовольные старейшины.

Разумеется, Пандеры — это пустозвоны, неизвестный фактор, «мятежники среди мятежников». Сейчас Ласомбра считают их угрозой безопасности, опасаясь, что отсутствие сплоченности и тысячелетних традиций делает их непредсказуемыми. Но Пандеры понимают, в каком положении они оказались, и отважно принимают на себя роль пушечного мяса. В самом деле, при любой осаде, затеянной Шабашем, в первых рядах нападающих чаще всего оказываются желающие проявить себя Пандеры. Не уступая хитростью Ласомбра, а жестокостью — отступникам Бруха, Пандеры делают все, что может послужить на благо секты.

Пандерам не хватает утонченности и многолетней привычки к формальности, свойственных другим кланам; они и в самом деле представляют собой пестрый сброд мерзавцев и головорезов. Но, в отличие от некоторых кланов, они всем сердцем привязаны к Шабашу, и их ужасающие эскапады часто лишь предваряют завоевания «во благо Меча Каина!». Признание Пандеров, этот жест доброй воли, позволил секте приобрести вечных союзников, но в иерархии Каинитов Пандеры по-прежнему занимают низшие позиции. Дворняги практически всегда исполняют самые грязные обязанности, опасные поручения и рискованные ритуалы, ведь они — самые молодые и наименее авторитетные. Те Пандеры, кто осознает происходящее, просто принимают эту «честь» как знак признания их мужества, а те, кто поглупее, просто выполняют приказы, надеясь первыми добраться до добычи стаи. Именно по этой причине — благодаря преданности и желанию во что бы то ни стало выполнить работу — Пандеры смогли занять свое место в Шабаше и увеличить свою численность и силу.


Предвестники Черепов (Harbingers of Skulls)

Линия крови, недавно присоединившаяся к Шабашу, именует себя Предвестниками черепов и рассказывает историю о некогда свершившемся предательстве, за которое они должны жестоко отомстить. Все члены этого рода весьма могущественны, и они утверждают, будто вернулись из ссылки в земли мертвых. Давным-давно, нашептывают они, сообщество коварных чародеев охотилось за ними ради их крови, похищая у них бессмертие, чтобы утолить жажду тайной власти.

В нынешние ночи мало кто в Шабаше верит в эти сказки о древней несправедливости, но Предвестники черепов, благодаря невероятной мощи своей магии и пугающей эксцентричности, все равно сумели занять достойное место в секте. Предвестники черепов — некроманты, чье искусство не уступает мастерству жутких Джованни (некоторые считают, что даже превосходит его), они существуют в атмосфере смерти, убийств и послушания, и все ради того, чтобы исправить некогда учиненную над ними несправедливость. Но все же иногда кажется, что за их россказнями и внешностью скрывается какая-то гниль. Они подобны трупам, которых что-то разъедает изнутри.

Предвестники черепов стали членами Шабаша лишь несколько лет назад, и мало кто из новообращенных секты слышал о них, не говоря уже о том, что видел их. Очевидно, один из них пришел с предложением к кардиналам, примасам и регенту, которые обсудили ситуацию и приветствовали Предвестников черепов как новых сторонников Меча Каина. С тех пор Предвестники черепов добились в секте неслыханного влияния (особенно если учесть, что их число не превышает нескольких сотен). Представителей этого рода можно встретить в Черной Руке, Инквизиции и даже среди примасов. Члены Шабаша, по всей видимости, извлекают немалую пользу из магии смерти Предвестников, поддерживая связь с умершими союзниками или терзая врагов даже за гранью Окончательной Смерти. На самом деле создается впечатление, что Предвестники охотно предлагают помощь верным сторонникам Шабаша — в обмен на услуги, которые пока не были названы.

Проклятие Каина наделило их внешностью трупов, и Предвестники часто сдирают излохмаченную, покрытую трупными пятнами плоть со своих голов, обнажая оскал, который и дал название их линии крови. Маски и церемонии играют важную роль в культуре этого рода, и у их старейшин имеются целые коллекции ритуальных масок и принадлежностей, носимых и используемых во время некромантских обрядов. Ходят слухи, что в их жилах течет древняя могущественная кровь, и что их рассказы о великом прошлом не так уж далеки от истины (как говорят книги Children of the Night и Encyclopaedia Vampirica, Отступники черепов — группа Каппадокийцев, которых семья Джованни после трехсотлетних гонений заперла в Землях Мертвых, и которые после нескольких сотен лет заключения сумели вернуться во Внешний Мир).

В любом случае, Предвестники черепов просто игнорируют неудобные вопросы, предпочитая проводить время среди кладбищенских надгробий или в глубоких размышлениях о возможностях мертвых.


Цимисхи (Tzimisce)
Если клан Ласомбра — это сердце Шабаша, то клан Цимисхов — его душа. Даже другие вампиры чувствуют себя неуютно рядом с этими зловещими Сородичами, которые давным-давно получили свое прозвище «Изверги» от устрашенных вампиров других кланов. Благоговейный страх вызывает характерная для клана дисциплина Изменчивости; из уст в уста передаются рассказы об уродующих изменениях, вызываемых лишь прихотью, об отвратительных «опытах» и пытках, столь искусных, что ни человек, ни вампир не в состоянии понять или перенести их.

Эта пугающая репутация на первый взгляд кажется незаслуженной. Многие Цимисхи — существа сдержанные и проницательные, они сильно отличаются от вопящих боевых стай, составляющих основную часть Шабаша. Большинство Цимисхов кажутся рациональными, весьма разумными созданиями, наделенными любознательностью и пытливостью, к тому же они безмерно обходительны по отношению к гостям.

Но Сородичи, которым приходится общаться с Цимисхами, понимают, что за тонким налетом человечности Изверги скрывают нечто... иное. Тысячелетиями Цимисхи исследовали и совершенствовали свое понимание вампирского бытия, придавая своим телам и мыслям новые, чуждые формы. В случае необходимости, а также ради интереса или забавы Цимисхи, не колеблясь, аналогичным образом изменяют своих жертв. Если юных Цимисхов можно назвать жестокими и безжалостными, то старейшины их рода просто не в состоянии понять милосердия и страданий — или, возможно, они все понимают, но просто не считают эмоции чем-то значимым.

В былые ночи Цимисхи были одним из могущественнейших кланов мира, они правили большей частью территории, сейчас известной как Восточная Европа. Изверги, эти могущественные волшебники, правили и смертными жителями тех земель, породив множество ужасных преданий о вампирах. Время от времени то один, то другой клан пытался подорвать власть Цимисхов, но сделать это удалость только чародеям Тремер. Поговаривают, что Тремер использовали кровь плененных Цимисхов в своих экспериментах по обретению бессмертия. Поэтому Цимисхи яростно ненавидят Тремер, и Тремер, попавшие в лапы Шабаша, обычно обретают ужасную смерть от когтей Извергов.

Во время Великого восстания мятежников клан оказался расколот, так как младшие члены клана загадочным образом сумели освободиться от уз крови, которые вынуждали их подчиняться старейшинам. В последовавшей за этим битве молодые Изверги уничтожили многих из своих старших собратьев и разрушили то, что осталось от их укреплений. В Шабаше шепчутся, что клану удалось найти и уничтожить своего прародителя-Патриарха, но сами Изверги не подтверждают и не отрицают эти слухи.

Ныне Цимисхи стали для Шабаша учеными, советниками и священниками. Многие из практик секты восходят к традициям клана. Исследуя возможности и ограничения вампиризма, клан надеется понять высшее предназначение Сородичей в целом. Если это означает уничтожение древних Патриархов, разгром Камарильи и вивисекцию миллионов смертных жертв... ну что же, у каждого эксперимента свои последствия.


1-2
Царство бессмертия
Беседка
Друзья сайта
Волки Новой Эры
Учителя Новой Эры
Демоны
Senju
Pirates
Всадники Перна
Бригада
Мафия Новой Эры
Темные
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Design by Dakota
Copyright MyCorp © 2018