Gangrel
Алтарь поиска
Библиотека
Галерея
Архитектура
Исторические факты
Шабаш
1-2
Аримейн (Ahrimanes)
Аримейн являются (или являлись) тайной линией крови, которая была создана в первые ночи экспансии Шабаша в Новом Свете. Они не являются линией крови в полном понимании этого слова, так у них кровь не переходит к дитя от сира. Вместо этого первая Аримейн Мюриция, отступница Гангрел из Шабаша, создала могущественный ритуал, который отделил ее от собственного клана, из-за чего она навсегда потеряла способность создавать потомство или узы крови. Ритуал даровал ей необычайную связь с миром духов. Каждая Аримейн, начиная с Мюриции, была создана из женщины-Гангрела, однако мало кто знает, было это просто предпочтение или что-то, связанное с самим ритуалом. Антропологи Каинитов выдвинули две теории на этот счет. Первая заключалась в том, что лишь сама Мюриция могла проводить ритуал создания, и она отказывалась принимать мужчин. Вторая утверждает, что они пытались создавать Аримейн и из мужчин, но никто не выжил. Большинство Аримейн были из коренных североамериканских племен или жителями Северной или Южной Америки. Афроамериканские женщины были следующим большим сегментом, а женщины из Азии или Европы были редки.

Однако все это важно лишь для тех Сородичей, которые считают себя историками. Аримейн исчезли в начале 1998 года — или по крайне мере в это время Шабаш впервые заметил, что они пропали, так как они были не слишком социальными существами. Никто не знает, как и куда они исчезли. Наиболее параноидальные члены Шабаша считают, что Тремеры устроили им еще одну чистку, как и прочим тауматургам секты. Как бы то ни было, убежища Армейн пусты и этот вопрос так и останется без ответа.


Змеи Света (Serpents of the Light)

Змеи Света — это независимая и гордая еретическая секта Последователей Сета. Гордость их связана с обретением независимости от Сеттитов; Змеи никак не связаны с породившим их кланом. В то время как многие Сеттиты возводят историю клана к Древнему Египту, Змеи утверждают, что они родом из Вест-Индии.

Змеи Света появились в 1960-х годах, когда Шабаш добрался до Гаити. До этого группа, впоследствии ставшая Змеями, была, вероятней всего, отколовшимся от Сеттитов культом, изучавшим вуду и возможность использования этой магии во благо не-мервых. До 1970-х годов Шабаш был слишком разобщен, чтобы уделять особое внимание Карибам, хотя и сохранял там свое присутствие, — активность Шабаша была невелика. На самом деле Меч Каина даже не подозревал о том, что на Гаити существует «потерянное племя» Сеттитов. Но, узнав об их существовании, Шабаш оценил безжалостную силу этой секты и дал ей защиту на время ее «младенчества». Возможно, первыми Змеями были молодые Сеттиты, согласные с политическими принципами Шабаша. Когда ушей Сеттитов достигли вести об открытии Шабаша, старейшины клана запретили молодняку общаться с Мечом Каина. Помня о желании Шабаша «уничтожить царя-бога», они отправили на Гаити своих эмиссаров, которые потребовали от культа разрыва с Шабашем.

Отколовшаяся секта по привычке, из-за вампирских хитростей или по иным причинам решила не слушать старейшин и обратилась к Шабашу, прося убежища. Отчуждение с каждой ночью становилось все сильнее, пока наконец Змеи Света не объявили о своей полной независимости от Последователей Сета. Причиной раскола могли стать эксперименты с их змеиной Дисциплиной и увлечение местным карибским мистицизмом. Сейчас Змеи осознают, что Сеттиты могли уничтожить их, если бы не вмешательство Шабаша, поэтому хранят ему непоколебимую верность.

Так как Змеи предпочли объединиться с Шабашем, Последователи Сета стали их врагами, и наоборот. Представители этих двух разделившихся линий крови питают друг к другу глубокую ненависть, а Сеттиты считают Змей предателями клана. Змеи Света, в свою очередь, считают Сеттитов мерзкими тварями, задумавшими уничтожить мир, воскресив своего неупокоенного бога-вампира. Обе стороны не жалеют усилий и ведут смертоносную священную войну, невзирая на разделяющее их расстояние. По схожим причинам Змеи Света противостоят и другим Патриархам, ссылаясь на местное пророчество, которое по содержанию похоже на описание Геенны из Книги Нод. Шабашу прекрасно подходит их мировоззрение.

Манипулирование через соблазнение — вот выбор Змей Света, которые с помощью смертных пешек ведут опасную наступательно-оборонительную игру со своими соперниками-Сеттитами. Зависимость и разложение — вот оружие этой линии крови. Они мастерски умеют находить слабые места у своих жертв (будь то наркотики, секс, власть или что-то еще) и используют это знание для обретения контроля. Они, как и все убежденные сторонники Шабаша, радуются возможности хорошенько встряхнуть город какого-нибудь князя. Несколько Змей, оказавшись в крупном городе и получив свободу действий, могут значительно увеличить оборот наркотиков, вовлечь немало невинных жертв в проституцию, и так далее. Они предпочитают оставаться в тени, действуя через подставных лиц из числа смертных и Каинитов и стараясь не привлекать к себе внимания. Выкорчевывать Змею Света из города — это все равно, что чистить лук: вам придется снять немало слоев, прежде чем вы доберетесь до сердцевины. Когда нужно расстроить планы Сеттитов или, в меньшей степени, Камарильи, они придерживаются тактики «против огня борись огнем».

Старшие Кобры с самого момента Становления внушают своим потомкам преданность. Змеи Света сравнивают борьбу за независимость от Последователей Сета с историей своих предков из Вест-Индии. Часто они общаются друг с другом на гаитянском наречии, перемежая свои слова ссылками на вуду. Хотя они и получают немалое удовольствие от Джихада между Шабашем и Камарильей и прекрасно справляются с обязанностями шпионов Шабаша, в первую очередь их верность принадлежит их родному культу. Службу своему отделению секты (к которому она принадлежала еще до Становления) Змея Света ставит выше нужд Шабаша.


Каэсиды (Kiasyd)

Истоки загадочной линии крови Каэсидов теряются во глубине веков, но их склонность к показухе и странные способности наводят многих Сородичей на мысль, что своим происхождением он обязаны Ласомбра (см. Примечение). Наиболее распространенная теория гласит, что они появились в результате нечестивых экспериментов с кровью Дикого Народца и запретных сделок с демонами. Как бы то ни было, в результате Мир Тьмы получил одну из самых странных помесей вампиров.

Примечание: Происхождение Каэсидов описывается в книге Players Guide to Sabbat (second edition). Там говорится о том, что Каэсиды возникли во времена правления Юлиана Отступника (331 или 332 — 26 июня 363 гг) в результате неудачного эксперимента троих Ласомбра. Обьектом эксперимента (и родоначальником Линии Крови) стал один из троих — Ласомбра пятого поколения Марконий. Вскоре после изменения, которое постигло его во время эксперимента, Марконий покинул клан, после чего о нем не было слышно до позднего средневековья, когда Марконий, вместе с небольшим выводком своих потомков, внезапным ударом отбил у Вентру Страсбург. С этого времени Страсбург вместе с окружающими его территориями является доменом этой Линии Крови.

Каэсиды — ученые и хранители тайн. Они склонны скорее к наблюдениям, чем к активному участию в мероприятиях наподобие Военных Праздников. Каэсиды не любят применять к противникам физическую силу, предпочитая сражаться с помощью разума и слов. Они ревностно охраняют свои знания и частные коллекции. Хотя дом Каэсида всегда открыт для гостей из числа его собратьев по крови, все Каэсиды — существа жутко территориальные, и в большинстве городов проживает в лучшем случае один представитель этой линии крови. Причудники не любят состязаться друг с другом в знаниях. Если вам удастся повстречать двух Каэсидов вместе, это скорее всего будут старейшина и его отпрыск, который может обучаться у сира на протяжении 50 лет. Но рано или поздно настает время, когда молодому вампиру приходится искать себе отдельное убежище, почти всегда — в другом населенном пункте.

Каэсиды славятся своим спокойствием и усердием. Смысл их существования заключен в их свитках, книгах, заклинаниях и записях о вампирах, загромождающих библиотечные полки. Их необычная внешность и неутолимая жажда знаний приводят к тому, что эти полки достигают просто пугающей высоты.

В том, что касается присоединения Каэсидов к Шабашу, все версии вновь сводятся к влиянию Ласомбра. Доподлинно неизвестно, заключили ли Сторожа сделку с Каэсидами, обменяв тайны на защиту, или же между ними существует более зловещая связь, связь господина и слуги. За их пытливыми натурами скрываются заблудшие, искаженные личности, изменившиеся под влиянием огромных объемов запретных знаний и, возможно, крови фей, использованной для их создания. Поговаривают, что некоторые Каэсиды впали в зависимость от крови подменышей, питаясь исключительно ее магической составляющей, а не слабой, прохладной на вкус кровью смертных. Других Каэсидов подозревают в еще более извращенных пристрастиях: якобы они питаются, одновременно имитируя сексуальное надругательство над своими жертвами, или же под светом полной луны похищают детей, чтобы поглотить их плоть в своих библиотеках. Но точно известно одно: они полны загадок, и терпят их только благодаря их знаниям.


Кровавые Братья (Blood Brothers)

Кровавые братья, появившиеся на свет в ветхих замках и капеллах Старого Света в результате опытов и изысканий недавно исчезнувших отступников Тремер и нескольких извращенных колдунов из числа Цимисхов, — это искусственно созданная линия крови, состоящая из солдат и слуг. Кровавые братья — условно успешный продукт многочисленных экспериментов с узами крови, направленных на создание команды слуг, которые будут действовать и думать как единое целое.

В некоторой степени Кровавые братья представляют собой коллективный разум, разделяющий общие мысли и воспринимающий окружающий мир через отдельных представителей «отрядов», которые называют кругами. Эта связь позволяет им эффективно действовать на расстоянии друг от друга — линия крови успешно участвует в скоординированных боевых и шпионских вылазках, при условии, что никто не догадывается, кем они являются на самом деле (их редкость и сложность создания делает такие догадки маловероятными). Они практикуют необычную, вызывающую замешательство Дисциплину, которая позволяет им «одалживать» друг другу конечности, лечить своих товарищей и даже сливать воедино разделенный разум.

Обычно Кровавые братья объединяются в отдельные стаи и применяют искусство работы с плотью, позаимствованное у Цимисхов, чтобы выглядеть совершенно одинаково и сбивать с толку противников. Линия крови известна отсутствием личных устремлений, что делает ее представителей превосходными слугами; хозяину не нужно бояться, что Кровавый брат вонзит ему клыки в горло. К несчастью, Кровавые братья практически полностью лишены творческого начала; обычно им не хватает способностей, чтобы перехитрить противника или обойти его удачным маневром, что можно считать недостатком любого вынужденного единства. Но все же не следует думать, что Кровавые братья глупы или медлительны; просто они не наделены отчетливым самосознанием.

Мало кто за пределами Шабаша имел возможность встретить Кровавых братьев, и еще меньшее число смогло уйти, чтобы поведать об этом. На самом деле и в Шабаше мало кто имел дело с Франкенштейнами или вообще слышал о них. Сейчас Кровавые братья встречаются все реже, в основном потому, что отступников Тремер, которые могли бы создать их, больше не существует, а у ныне живущих Братьев уровень окончательной смертности такой же, как и во всем Шабаше. Кровавые братья не могут давать Становление (благоразумная предосторожность со стороны их создателей, которым не хотелось еще раз потерпеть фиаско, как с Горгульями), но во всех других отношениях они — обычные вампиры, включая возможность создавать гулей.


Ласомбра (Lasombra)

Клан Ласомбра согрешил — и его члены рады этому обстоятельству. Одновременно элегантные и хищные, Ласомбра направляют — а порою и подстегивают — Шабаш, превращая его в несокрушимую силу. Отбрасывая прочь некогда жившего в них человека, они полностью отдаются темному величию Становления. Убийство, безумие, дикость — зачем бояться этого, спрашивают многие Ласомбра, если тебе суждено быть вампиром? Но, в отличие от Цимисхов, Ласомбра не стремятся к полному отрицанию всех творений рук человеческих, предпочитая менять их и извлекать из них удовольствие.

С самого момента зарождения Церкви Ласомбра принимали участие во всех ее делах, и кое-кто из Сородичей считает, что этот клан весьма способствовал распространению христианства. Но в нынешние ночи Ласомбра отдалились от священной организации. Разумеется, не обходится без исключений, но по большей части Ласомбра с презрением относятся к идее спасения. Они познакомили Шабаш с обрядами и молитвами христианской церкви, изменив и исказив их в насмешку над доктриной. Ласомбра создали многие из высоких и низких ритуалов секты, чтобы вампиры Шабаша никогда не забывали, кто и что они. Более всего Ласомбра известны своей Дисциплиной «Власть над тенью», с помощью которой они призывают осязаемую «живую» тьму, управляя ею по своей прихоти. Учение клана гласит, что эта «тьма» — не что иное, как сущность души вампира, которую Становление одновременно укрепляет и искажает. Через Проклятие Каина, считают некоторые Ласомбра, Господь отверг их, и поэтому их обязанность — руками Шабаша создать на Земле новый порядок. Более образованные Ласомбра смеются над этим суеверием, но даже они склонны верить, что, будучи вампирами, они представляют собой более развитую ветвь разумной жизни, на которую не распространяются жалкие человеческие понятия об этике. Пусть себе бесхребетные Вентру горят в солнечном огне мученичества; Ласомбра же будут счастливы тем, что имеют.

Разумеется, такие безнравственные воззрения поддерживаются не всеми членами клана, но новообращенные Ласомбра Шабаша с радостью погружаются в пучину бессмысленного насилия и низменных пороков, допускаемых подобной философией. Некоторые из старших Ласомбра разительно отличаются от них, по-прежнему поддерживая связи с Церковью, хотя даже они, похоже, склонны считать себя «орудиями Дьявола». В одном эти две группы сходятся: Ласомбра, которые сами прекрасно умеют манипулировать окружающими, наотрез отказываются подчиняться капризам древних Патриархов. Клан доблестно сражается в Джихаде, но, в отличие от большинства Сородичей, Ласомбра твердо верят в победу.

Типичный Ласомбра наделен даром манипулирования, а также ярко выраженными способностями к руководству. Ласомбра чаще остальных становятся вожаками стай Шабаша, так как их целеустремленность и коварство позволяет им блестяще управлять всеми движениями секты. К сожалению, обратной стороной этого темного величия является гордыня, и мало кто из Ласомбра готов признать других вампиров ровней себе, не говоря уже о том, чтобы считать их выше себя.


Отступники Ассамитов (Assamite Antitribu)

В ночи, которые последовали за Восстанием Анархов и Соглашением Шипов, клан Ассамитов обнаружил себя в крайне затруднительном положении. Когда молодая Камарилья стала позиционировать себя как их противника, Ассамиты стали целью для ярости всех сородичей. Чтобы усмирить угрозу со стороны Сарацинских Убийц, Камарилья решила подвергнуть клан Ассамитов мощному проклятью со стороны Тремеров, которое бы не позволяло им поглощать витэ других Каинитов, и что было основой этического кодекса многих Ассамитов.

Однако не все Ассамиты стали жертвами кровавого проклятья. Несколько самоуверенных членов клана, которых возглавил первый хулул, аль-Нумаир, скрылись. В последующие ночи аль-Нумаир и его банда восставших убийц вступили в молодой Шабаш, скорее из неповиновения Камарилье, чем из-за того, что они хотели поддержать зарождающуюся философию новой секты. С этого времени отступники Ассамитов стали играть важную роль в Шабаше и стали одними из наиболее устрашающих членов пресловутой Черной Руки.

Отступники Ассамита сперва служат своему клану и лишь, затем Шабашу, однако многие из их верований совпадают с воззрениями секты. В отличие от членов основного клана, отступники Ассаммитов не уважают Хакима. Они видят в нем, то же, что и в остальных отвратительных Патриархах — порочное и злобное чудовище, которое восстанет в одну ночь, чтобы пожрать своих детей. Вместо этого отступники Ассамитов хотят как можно ближе приблизиться к Каину, которого основной клан считает чудовищем. Однако между кланом и отступниками существуют довольно цивилизованные отношения, хотя никто из чужаков не знает, какие для этого есть причины. Отступники Ассамитов относятся довольно высокомерно к членам основного клана, которых они безжалостно упрекают за то, что те позволили наложить на себя проклятие Камарильи, даже после того, как они его разрушили.

Как и члены основного клана, эти Ассамиты великолепные убийцы и мастера бесшумных убийств. Ангелы Каина — это смертоносное дополнение к Шабашу, без их доблести и тактического ума секта много потеряет. Многие из отступников Ассамитов занимают значительные военные должности в секте, и многие из них становятся ее великими героями-убийцами, оставляя на своем бесшумном пути трупы и пепел неверных.

Отступники Ассамитов обычно не берут на себя роль жреца стаи, однако многие из них становятся дуктусами, особенно если основной целью стаи являются сражения или убийства. Большинство Ангелов каина принадлежат к стаям, которые состоят исключительно из отступников Ассамитов, однако все больше и больше членов клана ломают эту устоявшуюся традицию, присоединяясь к более разносторонним стаям. Они не стремятся обратить всех в свою веру, как члены основного клана, считая это напрасным делом. В конце концов, когда Каин проявит себя, всем будет дан выбор — следовать за ним или пойти собственным путем.


Отступники Бруха (Brujah Antitribu)

Во время Восстания Мятежников первыми и в наибольшем количестве выступили самые юные представители клана Бруха. Старейшины же клана, после того, как у них спал интерес к с резкой смене существующего положения вещей, решили, что Мятеж возник ошибочно. После долгих обсуждений текущей ситуации, старейшины и их верноподданные потомки отвернулись от «слабоумных и опасных» вампиров, которые называли себя мятежниками. В результате этого, мятежники Бруха, которые практически единогласно отказались принять Соглашение Шипов, затаили смертельную обиду против родительского клана и с рвением выступили за Шабаш. В отличие от Бруха из Камарильи, Бруха Шабаша зачастую ощущают сильную привязанность к своей секте: в то время как Камарильские сородичи стенают по своим равнодушным предкам и из ночи в ночь устраивают потасовки на автостоянках около панк-рок клубов, отступники клана вступили в Великий Джихад против самих старейшин и Прародителей кланов.

По сравнению со всеми прочими кланами Шабаша, отступники Бруха, возможно, больше всего похожи на свой родной клан, за исключением нескольких резких отличий. Клан не только с энтузиазмом поддерживает секту, но и принимает активное участие в ночных завоеваниях и Джихаде, что и сделало недавние военные успехи Шабаша столь значительными. В тихой воде омуты глубоки, поэтому, даже кровавое неистовство со стороны отступников Бруха ни разу не демонстрирует недостаток мозгов или силы интеллекта с их стороны.

Отступники Бруха формируют жестокие ударные части и эффективную пехоту в Шабаше, получая огромное удовольствие от этого. Злые и беспощадные до самой своей смерти, они наслаждаются своим местом в этой войне. Считая себя Проклятыми в эти бесконечные ночи, они находят свой смысл в потворствовании садизму и в некоторой доле бессмысленного насилия. Не так уж много инакомыслящих находят себе место в Шабаше, а не в рядах Камарильи, и может быть, это происходит потому, что отступники Бруха более удачливы, или более умелы, в выборе потомства, которое не такое уж и сумасбродное.

Бруха Шабаша, судя по всему, самые многочисленные его представители после Ласомбра и Цимисхов, благодаря тому, что клан меньше всего пытается мыслить глобально. Они берут всё, что хотят, делают всё, что пожелают и когда им это взбредёт в голову, будь то становление подходящего потомка, делёжка городских чёрных рынков или просто изъятие денег из в вашего кармана. С точки зрения прочих Шабашитов, отступники Бруха игнорируют структуру Шабаша и часто слишком примитивны, но сами они считают, что этим приближаются к идеалу первоначальных ценностей Шабаша, к свободе.

В последние годы отступников Бруха стало сильно раздражать костное лидерство Ласомбра и Цимисхов, и они стали строить свои грандиозные планы и добиваться собственных побед. Большинство членов клана поддерживают основные веяния секты, в то же время, как некоторые представители решили выйти за пределы своих примитивных устремлений и стать эффективными участниками Чёрной руки или Инквизиции.


Отступники Вентру (Ventrue Antitribu)

Давным-давно, до возникновения Камарильи и Шабаша, до восстания мятежников и до того, как Ласомбра убили своего Древнего и выпили его драгоценную кровь, Вентру были владыками и рыцарями, правителями своих владений. После заговора мятежников и дерзкого нападения Тайлера на Хардештадта Старшего наступил Ренессанс, и Вентру изменились, поддавшись влиянию времени. Ведомые алчностью и жаждой власти, они изменили линию поведения. Положение аристократов они променяли на крупные доходы торгового класса. Презрев долг дворянина и священное право королей, Вентру окружили себя богатством и не чурались грязных барышей.

Так считают отступники Вентру. Немногочисленные мятежники-Вентру, восставшие против тиранического правления своих старейшин, устали оттого, что бразды правления находятся в руках консервативных старших Аристократов. Общество смертных менялось, а эти престарелые властители по-прежнему цеплялись за свои империи, не позволяя молодым и более способным Вентру занять подобающее место. Продавшись, Вентру отказались от истинного благородства. В глазах мятежных Вентру их вожди пали, соблазненные материальным достатком и развращенные властью. Объявив себя отступниками, присоединившиеся к Шабашу Вентру создали себе уникальное убежище, которое до сих пор занимает свое место в их доблестных сердцах.

Отступники Вентру почитают своим долгом соблюдать рыцарские принципы. Они — суровые рыцари и паладины, поклявшиеся сражаться с Патриархами и победить выродившуюся Камарилью. Хотя по сравнению с насилием, царящим в Шабаше, их цели могут показаться благородными, они во всем и полностью поддерживают Меч Каина. Вентру знают, и это подтверждают сохранившиеся средневековые хроники, что Геенна уже совсем рядом. В эти последние ночи хаоса и Слабой Крови единственный способ предотвратить Армагеддон — это вырвать его корни. Каиниты и стадо, сами того не подозревая, служат Патриархам, и только те, кто готов сразиться с их тайными владыками, смогут пережить потоки огня и крови. Отступники Вентру поклялись, что им это удастся.

Отступники Вентру считают своих собратьев из Камарильи неудачниками, и, чтобы искупить их промахи, они приняли на себя роль спасителей Каинитов. Они считают смертных невежественными скотами, единственное предназначение которых — стать пищей и прислугой для внушающих страх владык-вампиров. Да, мир превратится в ад, но Каиниты, эти орудия божьего мщения и дьявольской воли, вполне смогут управлять Детьми Сифа. Согласиться с иным исходом означает вступить на путь покрывших себя позором Вентру Камарильи, но Вентру Шабаша не хотят повторять их ошибок.


Отступники Гангрел (Gangrel Antitribu)

Дикие и нецивилизованные, Отступники Гангрел демонстрируют звериный оскал Шабаша. Отрекшись от цыганского наследия основной ветви клана, Гангрелы Шабаша вернулись к своей звериной половине, став смертоносными охотниками, способности преследовать добычу которых являются непревзойденными. Клан объединяет как искусных убийц, так и диких берсеркеров, и навыки, благодаря которым Гангрелы повергают своих врагов, придают огромную силу секте. Отступники Гангрел вовсе не являются садистски настроенными головорезами, как Бруха или бездумными автоматами как Кровавые братья, как бы то ни было. Скорее они — инстинктивные, хищные существа, наслаждающиеся острыми ощущениями от охоты точно так же как и пьянящей жаждой крови.

Гангрелы Шабаша являются свидетелями массового притока беглецов из Камарильи в нынешние ночи, однако, лишь некоторые эти вампиры демонстрируют готовность поделиться своим мнением о происходящем. Многие шепчутся о пробуждении «спящих кошмаров» или о том, что «Шабаш все это время был прав». Секта в целом кажется обеспокоенной подобным поворотом событий и очевидным нежеланием перебежчиков говорить о своих мотивах, но независимо от того, что именно напугало этих городских хищников, оно явно является чем-то весомым.

Отступники Гангрел разделяются на два подклана, различия между которыми, судя по всему, оформились к концу 18-го столетия. «Первоначальные» Гангрелы, известные в Шабаше как Сельские Гангрелы, наиболее похожи на своих камарильских собратьев: они избегают общества и проводят свои не-жизни в качестве одиноких охотников. Они напоминают чудовищных вампиров из легенд смертных, обладая способностями принимать форму зверей и призывать к себе других созданий природы. Сельские Гангрелы служат Шабашу как разведчики и воины, используя свою связь с животным миром и боевые способности, чтобы разрывать врагов на кусочки.

Примечание: книга Storytellers Guide to The Sabbat (second edition) упоминает о еще одной важной характеристике Сельских Гангрел-отступников. В отличие от своих камарильских родичей, все они жестоко ненавидят Люпинов. Чтобы бороться с ними успешно, Сельские Гангрелы в своем арсенале нередко имеют серебряные мечи.

Городские Гангрелы, по слухам, выделились в отдельную линию крови во времена Промышленной революции, когда города становились все большими и все меньше зависящими от села. Вместо того чтобы охотиться на окраинах, некоторые Гангрелы устраивали себе убежища в центре, становясь городскими чудовищами и распространяя террор вслед за своими походами за кровью. Не менее животные чем их сельские братья, Городские Гангрелы, в отличие от первых, предпочитают скрываться в городских переулках среди отбросов общества, а не в населенных оборотнями лесах.

Тем не менее, больше чем любые другие Гангрелы, Гангрелы Шабаша осознают необходимость прикрывать тылы друг друга в эти беспокойные ночи перед Геенной. Как города, так и дикая природа таят много опасностей, и у стаи куда больше шансов преодолеть их, чем у отдельного сородича. Таким образом, Гангрелы Шабаша полагают себя более близкими к своей звериной половине, чем Камарильцы или независимые Гангрелы, подражая диким волкам и львам.

 
Отступники Малкавианы (Malkavian Antitribu)

Плоть — сущность природы Каинитов, и Сородичи Шабаша являются теми, кто принимает свою природу и наслаждается силой Зверя. Отступники Малкавиан — наиболее несдержанные из них. В то время как Малкавианам Камарильи показывают или рассказывают о том, как использовать свое безумие, отступников интересует лишь как распространять его подобно болезни. Если Малкавиане сумасшедшие как лисы, то отступники — это бешенные лисы.

Отступники Малкавиан используют свое помешательство как обоюдно острый меч. Для отступников безумие является оружием, хотя оно может исказить их. Овладение мастерством применения своего безумия может занять десятилетия, если не столетия. Чудики довольно независимыми и связаны каким-то непостижимым сознанием, и если кто-либо столкнется с одним из членов этого клана, до забудет его не скоро, как бы он этого не хотел. Отступники Малкавиан — мастера психологических атак. Комбинируя грубые слова с нежностью, доверие с откровенным ужасом, Чудики могут вытянуть информацию даже из самой выносливой жертвы или свести с ума даже самого стойкого пленника. Лишь поэтому Шабаш до сих пор не уничтожил этот клан — он слишком полезен. Начиная от известного архиепископа и заканчивая обычным дуктусом, каждый, кто имел дело с отступниками Малкавиан, знают, что они владеют оружием, которое может уничтожить даже своих носителей.

Как и другие Малкавиане, отступники страдают постоянным сумасшествием, и лишь немногие из них сознают, что полностью безумны, однако отступников с их «философией» все же терпят в Шабаше. Они так же боятся Окончательной Смерти, как и любой Каинит в Шабаше или вне его. Из них получаются прекрасные солдаты и командиры в военное время, так как они не боятся делать все необходимое для победы. Отступники Малкавиан считают, что не важно, кто и с кем сражается в битве, важно, что хаос превозмогает порядок, и цикл хаоса продолжается.

Однако иногда члены Шабаша все же сомневаются насчет того, что же им делать с Малкавианами в своих рядах. Малкавиане могут следовать правилам, когда они совпадают с их целями, однако в большинстве случаев они неконтролируемы. Некоторые стаи держат своих взаперти, приковывают цепями в подвалах или склепах и освобождают их лишь тогда, когда секте требуется натравить психопатов на своих врагов.

Согласно популярному слуху, Малкавиане пользуется малым уважением из-за своих уникальных способностей, которые возникли из-за великой «болезни» Малкавиан. Семена массового психоза упали в глубины безумия и буйно произросли. Возможно, это случилось из-за того, что отступники Малкавиан решили показать другим кланам, что ими не так-то легко манипулировать. Возможно, это просто произошло само собой. Так или иначе, одно известно точно — члены клана, которые находились вне Шабаша оказались «заражены». Что все это означает в действительности не знает никто, кроме самих отступников Малкавиан, но возможные последствия заставляют беспокоиться даже самых стойких Ласомбра. Однако все же подобные беспокойства возникают лишь у тех Каинитов, которые смогли сложить все воедино.

Отступники Малкавиан демонстрируют самые темные стороны своего безумия. Слухи говорят о провидцах стай, которые предсказывали успех Военных Партий, расчленяя еще живых людей или безумных кровавых пророков, которые предсказывали наступление Геенны после Времени Слабой Крови. Наиболее опасные из отступников — серийные убийцы, культитсты с самоубийственными замашками и т. д. могут «выращиваться» для специальных миссий на территории Камарильи, их посылают, чтобы они распространяли безумие, которым прокляты, и выстилали дорогу Великому Джихаду.

1-2

Царство бессмертия
Беседка
Друзья сайта
Волки Новой Эры
Учителя Новой Эры
Демоны
Senju
Pirates
Всадники Перна
Бригада
Мафия Новой Эры
Темные
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Design by Dakota
Copyright MyCorp © 2018